[APH: Risurrezione]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [APH: Risurrezione] » Мини-РИ » Северная рыбалка


Северная рыбалка

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Персонажи-участники: Россия, Норвегия.
Место действия: где-то в Норвегии.
Время действия: приблизительно наши дни.

0

2

Иван Брагинский стоял у причала рядом с катером и любовался на порт города Вадсё, на аккуратные белые домики с одинаковыми треугольными крышами, на рыболовецкие судна, выстроившиеся вдаль по берегу, на залив... Где-то слева и дальше - настолько дальше, что сизый туман почти скрывал его - стоял у берега российский траулер «Обва», неподвижный, тёмный, покинутый. Иван повернулся к морю, закрыл глаза и шумно вдохнул холодный воздух. Мартовское солнце светило ласково, но осторожно, то пропадая, то появляясь из-за облаков. Владелец катера, невысокий лопарь из городских, сообщил, что приготовления закончены и скоро можно будет отплывать. Что ж, теперь осталось только дождаться Кетиля; прилив уже начался. Россия поправил шарф и натянул перчатки - ветер был прохладный, северный. Что ни говори, а морская рыбалка - это одно из самых любимых его развлечений в последние годы: тяжелая блесна-пилькер, добрая водка... и самое главное, переменчивая погода: не знать, как всё обернётся - для кого-то страшно, но для Ивана это лишь добавляло азарта.

Он ещё раз мельком взглянул на тёмный траулер, затем перевел взгляд на дальний скалистый берег фьорда, и стал ждать.

+1

3

- Переменная облачность, - сказал телевизор вежливо. - Без осад...
Кетиль раздраженно щелкнул пультом и поднялся с кресла. И правда, сколько можно оттягивать? Россия наверняка уже заждался.
Рыбалка с Брагинским давно превратилась в совершенно особый вид развлечения, отличный от «просто рыбалки». И если сначала элемент негласного соревнования был Норвегии только в радость, то в последнее время Кетиль все чаще ловил себя на мысли, что если так продолжится и дальше, то от его репутации блестящего рыбака камня на камне не останется. Когда в поле зрения норвежской трески, пикши и прочих морепродуктов появлялся Россия, у Нора резко начинались проблемы с клёвом. Кажется, даже российские рыбацкие траулеры это заметили и теперь внаглую пользовались. Привлечь их за браконьерство или нарушение какого-нибудь из мелких правил было нетрудно (внимание к формальностям – не то, что отличает Россию), но это приносило только минутное удовлетворение. Кроме того, портить отношения с Иваном Кетиль определенно не собирался, поэтому все свое раздражение – на себя, на него и на рыбу – прятал как можно глубже.
- Опаздываешь, - укоризненно заметил Нор, обращаясь к собственному отражению в зеркале. На сборы, к счастью, много времени не требовалось, а согревающее, конечно, взял Россия… Норвегия уже на ходу задумчиво распихал по карманам несколько запасных катушек с леской, хлопнул дверью и неторопливо побрел к причалу. Холодный порывистый ветер не пробивался сквозь плотную ветровку, но приятно освежал голову, так что настроение понемногу улучшалось.

Отредактировано Ketil Sigurdsson (2009-05-13 23:39:30)

0

4

Волны как дыхание, вода - как тёмно-синее платье Земли; Иван слушал монотонный шум моря, и мысли его были далеко...
"Эй, новгородцы!" - крикнул белобрысый великан, да так громко, что стайка чаек поднялась с льдины и, вереща, закружила над пристанью, - "Отплывать скоро! А ну, живей!" Новгородцы несли на корабль мешки с сухарями и оружие. Тогда я ещё не знал, что я нация, и боязливо, но с интересом смотрел на этих северных людей, союзников князя. Где-то за ними вдали на льду мелькнула невысокая фигура - видать, тоже мальчишка, как и я, светловолосый и светлоглазый. Только на одно мгновение я встретился с ним взглядом, и вдруг почувствовал что-то вроде зябкого ветерка между сердцем и горлом, поднялся, крикнул "Эй!" - но уж не видать его, пропал...
Громко крикнула рядом чайка, поднялась в воздух, стала кружить в небе. Брагинский вздрогнул, посмотрел на неё и улыбнулся - ну вот, опять прошлое в его голове смешалось с настоящим! Вообще говоря, Россия довольно-таки часто встречался с Норвегией, но в круговороте дел, конференций и встреч с другими, более влиятельными странами, он всякий раз забывал, как тот разговаривает, как смотрит, какой формы у него заколка и какие интонации в голосе. Каждая новая встреча была для него как первая, пробуждала множество воспоминаний и едва уловимое чувство неблизкого родства. Вот только в последнее время стали твориться странные вещи - траулеры уводились под конвоем на пристани Норвегии и не возвращались, рыба при ловле шла к Ивану, а не к Кетилю... Уж не связаны ли эти два явления друг с другом? Россия подозревал, точнее, был практически уверен, что связаны, и решил именно сегодня найти этому подтверждение.
Эх, а ещё этот Штокмановский проект, неувязки вокруг архипелага Шпицберген, Евросоюз, полный капризных, глупых... Иван помотал головой, отгоняя все эти мысли. Сегодня выходной и отличная погода для рыбалки, и тот, с кем Ивану всегда нравилось рыбачить, вот-вот должен уже подойти. Россия посмотрел, щурясь, в сторону коттеджей и увидел знакомую фигуру. Он широко улыбнулся и приветственно помахал рукой:
- Эй!

Отредактировано Ivan Braginsky (2009-05-14 19:47:55)

0

5

Заметил. На лице Норвегии мелькнула быстрая улыбка. Кетиль махнул рукой в ответ, и ускорил шаг, стараясь, однако, не бежать под горку – несолидно. Хотя с Иваном соблюдать многие условности не обязательно, но всё же…
- Рад тебя видеть, - сообщил Нор, подходя – как раз с такого расстояния, чтобы не здороваться, глядя на Ивана снизу вверх. Дежурная фраза по отношению к России прозвучала искренне, и Кетиль понял, что действительно соскучился. Какие бы там разногласия у них не возникали. Смутные подозрения, что сегодня, в выходной, тоже придётся говорить о политике, пока не подтверждались, хотя силуэт задержанного судна мозолил глаза даже самому Норвегии. А вот нечего, мысленно возразил он на пока не заданный вопрос. Что именно «нечего» Кетиль формулировать не стал, только снова улыбнулся, теплее, чем раньше.
- Ну что, готов к рыбалке, Ванья? – краткую форму имени Брагинского он использовал довольно редко, но она Кетилю очень нравилась. Настолько, что Нор почти не удивился, когда обнаружил в списках переписи населения нескольких девочек с таким именем.

Отредактировано Ketil Sigurdsson (2009-05-14 20:30:08)

+1

6

— И я тебя, — ответил Россия весёлым тоном, бегло оглядев Норвегию. Ну конечно, вот она какая, его заколка. Чуть поблескивает на солнце. Глаза - всё те же, кажется, а вот улыбка немного другая. О том, в чем именно она другая, Иван подумать не успел. После того, как он услышал собственное имя в уменьшительно-ласкательном варианте, попытки анализировать что-либо на короткое время вылетели из его головы. Россия едва не засмеялся от удовольствия - всё-таки, не каждый день он слышал "Ваня" в свой адрес.
— Готов, а как же! — бодро ответил он, и добавил мягко, чуть тише, глядя теперь уже на катер, — Треска идёт на нерест.
На секунду он прикрыл глаза, почувствовал ветер на коже, и снова посмотрел на Кетиля, теперь уже спокойнее, но с  той же доброжелательной улыбкой.
— Всё уже на катере. И снасти, и "Немиров", и... остальное, — как и всегда при упоминании водки, на лице его засияло предвкушение - в самом деле, так ли уж важно остальное? — Только нас на нём не хватает. Пора, Нор.
Взглядом и словом пригласив проследовать на борт, Иван неторопливо пошел вперед.

Отредактировано Ivan Braginsky (2009-05-15 09:20:35)

+1

7

Норвегия серьезно кивнул (хотя едва ли широкая спина Брагинского могла оценить этот жест) и направился следом, уткнувшись взглядом в покачивающийся в такт движениям конец шарфа. Отдых, напомнил он себе. Рыбалка, водка, Россия. Расслабься ты, и прекрати чувствовать себя виноватым, не с чего, ясно тебе? Треска вон, действительно, на нерест идёт…
Катер приветственно поскрипывал и терся белым алюминиевым боком о пристань. Судно было не новое, но выглядело надежным. Обогнав на последних шагах Россию, Кетиль ласково провел рукой по релингу и первым забрался на борт. «Хороший», - вполголоса сказал Нор катеру и обернулся к Ивану.
- Ну вот, я на месте, - весело сообщил он. - Теперь действительно пора. И где ты там прячешь свой "Немиров"?

0

8

Россия поймал взгляд лопаря и тот кивнул ему - отплываем, наконец. Катер "Мария" был красив и хорошо оснащен - борт из нержавеющей стали, высокий носовой рейлинг, удобная каюта, камбузная стойка с подсветкой... Норвегия первым забрался по лестнице - Иван не без удовольствия заметил, что ему тоже нравится "Мария". "Торопится", — подумал Иван, — "потому что понимает, что немножко опоздал. Или есть другая причина?" Но Норвегия, похоже, был в самом бодром расположении духа, и Россия решил: размышления подождут, а сейчас надо бы выпить за встречу. Кетиль словно угадал его мысли:
— Теперь действительно пора. И где ты там прячешь свой "Немиров"?
Иван слегка наклонил голову влево и улыбнулся, щурясь - солнце, выглянувшее из-за туч, светило прямо в глаза:
— В багажном отсеке. Там холодильный ящик, в нём и водка, и закуска. — Он снова посмотрел на море. — Плыть долго, минут сорок. Надо распить хотя бы полбутылки для начала, как считаешь?

Отредактировано Ivan Braginsky (2009-05-17 10:28:59)

0

9

- За встречу, да? – угадал Норвегия, принимаясь за изучение содержимого ящика, и вскоре обнаружил искомое. Ну и правильно, зачем тянуть? Сейчас расслабимся, и все пойдет хорошо, как обычно… главное, не наговорить глупостей.
Тучи немного разошлись, и солнце хаотично бликовало на подернутом рябью море, щедро рассыпая по палубе солнечные зайчики. Настроение стремительно улучшалось. Добродушно улыбающийся Россия как будто не собирался задавать неудобных вопросов, молчаливый лопарь уже направил «Марию» в море, а погода пока вполне оправдывала прогноз «без осад…»
Кетиль в задумчивости попытался открыть бутылку, но не смог совладать с запечатанной пробкой, и смущенно протянул емкость Брагинскому. Собственно, с самого начала нужно было так сделать.

0

10

— За встречу, — отозвался Россия, наблюдая за тем, как Норвегия открывает ящик и перебирает содержимое. "Такие белые и тонкие пальцы... как льдинки", — мелькнула и исчезла странная ассоциация в его голове. Прозрачные, легкие мысли навевала ему знакомая приятная лень, которая возникала у него всякий раз после предвкушения и предвосхищения. Теперь ему хотелось, прежде всего, обстоятельно и не торопясь исполнить этот крошечный ритуал рыбацкой встречи.
Кетиль нашел бутылку и стал её открывать. Иван - почти неосознанно - вновь уставился на его пальцы, а затем, узрев бесплодные попытки Норвегии совладать с пробкой, поднял брови и слегка усмехнулся. Он понял, что тот на самом деле немного нервничает, но не стал думать, отчего. Иван взял протянутую ему бутылку и сказал:
— В ящике ещё банка с огурцами и две стопки, хорошо бы их тоже... В каюте стол удобный, думаю, посидим там.
Он снял перчатку и ловко, словно фокусник, вскрыл бутылку - привычное, уже давно ставшее автоматическим действие. Катер уже летел вперёд, покачиваясь на волнах; у входа в маленькую каюту Иван обернулся, чтобы посмотреть на удаляющийся берег и подождать Норвегию с закуской. Ветер дул с противоположной стороны, приятно освежал и бодрил, но тут погода решила преподнести первый небольшой сюрприз. Один внезапный порыв - и шарф Ивана размотало почти наполовину. Одной рукой он торопливо поправил его - это было не так-то просто сделать, учитывая, что в другой его руке была открытая бутылка. Надеясь, что Кетиль ничего этого не видел, Иван смущенно посмотрел в сторону, куда-то вдаль - но вдали виднелась «Обва».
Теперь Россия тоже занервничал - пока несильно, но лёгкость и леность мыслей куда-то испарились.

Отредактировано Ivan Braginsky (2009-05-17 22:00:18)

0

11

Норвегия смущенно улыбнулся, глядя, как профессионально Иван одним точным уверенным движением открывает бутылку. Это оказалось на удивление приятным зрелищем – Кетиль даже поймал себя на мысли, что, пожалуй, готов был бы притащить целый ящик и смотреть, как Россия поочередно сворачивает пробки. С такой непринужденной грацией… И какой он, все-таки, сильный. Очень.   
Все еще во власти этих довольно бессвязных размышлений Кетиль машинально побрел обратно к мини-холодильнику, так же рассеянно вытащил оттуда закуску и направился к каюте, одной рукой прихватив стопки, а второй прижимая к груди банку с огурцами. В каюту так в каюту, там, по крайней мере, не будет такого ветра.
Несколько шагов Норвегия сделать успел, но тут то ли катер сильно качнуло, то ли ветер усилился – словом, одна из стопок все-таки выскользнула из пальцев и грянулась о палубу, разлетаясь на несколько крупных частей.
- Ой.
Кетиль в растерянности уставился на осколки. Да что за день сегодня…
- Я случайно, - убитым голосом сообщил Нор. - У меня сегодня все из рук валится.

0

12

Тонкий и резкий звон разбитого стекла мигом вывел Ивана из оцепенения. Он посмотрел на Кетиля, опустил глаза, увидел осколки, поблескивающие на солнце, и в ту же секунду почувствовал странную, тревожную теплоту в груди, которая не была ни нервным смущением, ни чувством вины. В нём проснулось то самое неестественно ласковое настроение, которое окружающие порой принимали за знаменитую доброту и широту русской души (сам Россия только посмеивался над наивными иностранцами, когда они сообщали ему это). Забота о другом - это способ найти, где можно привязать ниточки, за которые, в случае чего, можно будет дернуть. Россия вздрогнул от этой мысли, сделал глубокий вдох и приказал себе прекратить слишком много думать. Чем больше он будет думать теперь, когда в нем пробудилась эта мрачная игривость, тем хуже будет для них обоих. Он подошел к Норвегии, положил руку ему на плечо, и сказал мягко, глядя прямо в глаза:
— Ничего. Подумаешь, стопка... это к счастью.
Он попытался улыбнуться, и это у него, похоже, даже получилось.
— Извини. Надо было с самого начала поместить этот ящик не в багажный отсек, а в каюту.
Подержав руку на плече Кетиля чуть дольше, чем следовало бы, он обошел его и поднял ящик так легко, будто он был сделан из бумаги. Ободряющим тоном сказав "ну, вперед", Иван уверенным шагом прошел в каюту и поставил открытую бутылку на стол. Ящик он поставил на пол, тут же достал оттуда вторую бутылку, открыл её и незамедлительно хлебнул из горла - быстро, зажмурив глаза. Водка приятно обжигала, согревала, и улыбка Ивана стала чуть более искренней. Он сел за стол, достал столовые приборы и тарелки. Всё было готово. Да, всё было в порядке - по крайней мере, он хотел думать, что это так. Жаль только, что запасную стопку с собой не прихватил - ну да ничего, из горла так из горла.

Отредактировано Ivan Braginsky (2009-05-19 10:33:46)

0

13

Кажется, этот день обещал побить все рекорды по числу вымученных улыбок. Кетиль даже едва не сбросил руку России со своего плеча - против тактильного контакта Нор ничего не имел, но вот покровительственные жесты с определенного времени вызывали у него защитную реакцию. Идиот, это же Иван. Он это искренне, правда ведь?
- Да, наверное... Конечно, - кивнул Нор не то в ответ на слова Брагинского, не то собственным мыслям. Хорошая примета, счастье нам как раз не помешает.
Норвегия осторожно обошел осколки - потом соберу - и, наконец, добрался до каюты, устроившись за столом напротив России. Поставил, наконец, банку и уцелевшую стопку, предусмотрительно отодвигая их подальше от края (не хватало разбить "на счастье" еще что-нибудь). И уставился в столешницу, не решаясь начать разговор.

Отредактировано Ketil Sigurdsson (2009-05-19 13:14:49)

0

14

Россия не спешил начать беседу. Всему своё время, решил он, а сначала неплохо бы нам обоим немного разогреться. Улыбался Иван теперь уже совершенно спокойно, уверенно, чувствуя себя в своей стихии. Каюта, в которой они расположились, была небольшой, немного тесной даже, но зато очень уютной, и главное - теплой. Россия, напевая себе под нос незамысловатую мелодию из народной песни "Коробейники", ловко выловил вилкой несколько огурцов из банки и выложил их на тарелки - в каждом движении его теперь была решимость - а затем налил из открытой ранее бутылки полную стопку для Норвегии и поднял свою бутылку, произнося короткий тост:
—  Выпьем за встречу!
Тут же, ничуть не смущаясь, он вновь отхлебнул из горла, на сей раз гораздо дольше и больше - три крупных глотка. Немного нечестно было нарушать ритуал, выпивая за раз больше, чем твой товарищ, но... ну и что же тут такого, подумал Иван с неожиданной для самого себя горечью, ведь всё равно все думают, что русские - варвары и пьяницы. Эта мысль пропала так же быстро, как и возникла. Водка делала своё дело, и Иван, теперь уже в гораздо более приятном расположении духа, открыл глаза и посмотрел на Кетиля в мягком освещении каюты, готовясь заговорить.
—  Как же здорово снова тебя видеть, —  вырвалось у него, наконец, помимо воли, вполне искренне. — Уж и не знаю даже, что лучше - рыбу ловить или, ну, хотя бы просто видеть тебя. А вместе так оно и вовсе хорошо!
Он взял с тарелки огурец и закусил им.

0

15

К своему удивлению, Норвегия принял стопку спокойно, не расплескав ни капли – расщедрился Иван, до краев почти плеснул – и за пару глотков с ней расправился. Легче сразу не стало, но, по крайней мере, Нор смог немного расслабиться. Задумчиво обкусывая огурец, Кетиль рассматривал Брагинского. Тот как-то демонстративно, но очень по-русски прикладывался к бутылке (угрызения совести по поводу разбитой стопки шевельнулись и пропали: Ивану и так было неплохо).
Когда Россия заговорил, Нор чуть вздрогнул и бросил на соседа вопросительный взгляд. В груди потеплело. Не шутит, вроде.
- Да, нам бы стоило почаще видеться, - заметил Кетиль. Он старался говорить непринужденно, но голос все равно дрогнул. – И рыбу, и… так. Мне в последнее время и поговорить не с кем нормально. Скоро совсем разучусь.
Улыбка, которой Норвегия попытался сгладить некстати вырвавшуюся откровенность, получилась какой-то кривой.

Отредактировано Ketil Sigurdsson (2009-05-22 13:49:39)

0

16

Иван на мгновение застыл с очередным огурцом в руке. Он заметил, что Норвегия смущается чему-то, но, тем не менее, поддерживает разговор. И всё же, такой откровенности сразу после первой Россия не ждал. Впрочем, нет, дело тут, наверное, не в водке. "Поговорить нормально". Нормально... О крабах-гигантах, о лапландских сказках? Или о том, как я, ещё мальчик, стоял на краю льда и, вытянув шею, пытался отыскать Кетиля взглядом в галдящей толпе на корабле?
Россия положил огурец обратно на тарелку, поднес было руку к губам, чтобы облизать пальцы, но вовремя опомнился и отдернул её, немного резко и смущенно. Он взял бутылку и вновь налил водки в стопку, а затем мягко откинулся на спинку сидения. Всё та же доброжелательная улыбка светилась на его лице, но теперь к ней добавилось выражение спокойной решимости.
— Да, — сказал Иван тихо, — теперь мы будем видеться чаще.
Он посмотрел на Норвегию спокойно и пристально, чтобы видеть его реакцию и ничего не упустить.
— Теперь, когда визовый режим у нас с тобой упрощен и вот-вот может быть отменен, мы определенно будем видеться чаще. А то, знаешь, вся эта морока...
Он слабо махнул рукой и усмехнулся.

0


Вы здесь » [APH: Risurrezione] » Мини-РИ » Северная рыбалка


http://apbb.ru/